Последние новости

Итальянцы как они есть

06.08.2013
Итальянцы как они есть

Родина эспрессо, спагетти, Боккаччо и Беатриче, «мазерати» и «фиата», Ромула и Рема сильнейшим образом повлияла на всю европейскую историю, искусство, промышленность, моду и кухню. Мы где-то завидуем итальянским страстям и эксцентрике, мечтаем о романтике Венеции, фресках Флоренции и подиумах и бутиках Милана. Какой он, итальянский менталитет?

Страна противоречий

«По общему мнению, всякий итальянец – это шумный, нервный, пройдошистый средиземноморский тип, чей ум и природная изобретательность опорочены ленью и безалаберностью», – пишет Мартин Солли в книге «Эти странные итальянцы». Итальянцы живут полной жизнью и вовсе не считают зазорным развлекаться двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, пятьдесят две недели в год. Это, по их мнению, и есть жизнь, ведь итальянцы работают, чтобы жить, а не наоборот. Итальянцам повезло, они живут в стране солнца, вкусной еды, шедевров искусства, почти в раю. Среди них есть гениальные дизайнеры, модельеры, кулинары, писатели, художники, режиссеры, музыканты. Да, они умеют петь и готовить, но физически не способны соблюдать порядок и дисциплину. Италия – это страна противоречий. Страна католической церкви и мафии. Наиболее «проевропейская» страна в Европе и хуже всех исполняющая директивы Общего рынка. В Италии самая передовая инженерия и самый плохой водопровод. Это страна сказочного богатства и крайней бедности. Как заметил американский посол, когда вернулся в Штаты из Рима: «Италия – очень бедная страна, но там живет очень много богатых людей». Это высказывание подкреплено статистикой: в 1992 году специалисты Общего рынка подсчитали, что из стран, входящих в Европейский союз, в итальянской области Ломбардия самый высокий уровень благосостояния.

Встречают по одежке

У итальянских мужчин черные зализанные назад волосы и демоническая страсть в глазах. Итальянские женщины до замужества неподражаемо прекрасны. Итальянцы считают себя страстными, обаятельными: такой имидж они пытаются создать себе в глазах иностранцев. Итальянцы очень много внимания уделяют своему внешнему виду. Итальянец всегда одет подобающим образом, ведь для каждой роли нужен соответствующий антураж. Относиться к жизни легко, а главное – показать другим, что ты относишься к жизни легко, где бы ни был – на пляже, на дискотеке или на службе, – это и есть стиль. И неважно, что работа утомительная, особенно зимой, – важно хорошо смотреться в своей роли. Вот наглядный пример. Недавно итальянскую общественность всколыхнула новость о том, что Рита Барбера (Rita Barbera), новый директор тюрьмы Учиардоне в Палермо, столице Сицилии, хочет запретить заключенным носить модели от Гуччи и Армани, а также другую дизайнерскую одежду. Рита Барбера заявила, что больше не будет терпеть великосветские замашки заключенных, многие из которых члены коза костра и упорно продолжают подтверждать личный статус костюмами Луи Виттона, шелковыми рубашками от Валентино. «В коллективной памяти сицилийцев эта тюрьма связана с имиджем крестных отцов, рядящихся в шелка, и именно это мы должны разрушить, – сказала она. – Мы должны устранить различия между заключенными, которые те демонстрируют своей одеждой как признаком статуса, власти и богатства». Это заявление вызвало негодование членов их семей. «Мой муж теперь должен будет ходить просто нагишом, – сказала журналисту жена одного из зэков. – Он всю жизнь ходил в дизайнерской одежде. И не для хвастовства. Просто она качественная и ей нет сноса. Зачем я должна нести ему в тюрьму барахло, купленное на рынке, разве мало других унижений?» Видимо, теперь разработку униформы для итальянских заключенных поручат D&G или Gucci – для удовлетворения национальной гордости. Итальянцы – прирожденные актеры, и вся их жизнь порой выглядит одной длинной пьесой. Большую часть жизни они проводят на публике, выставляя себя напоказ, а показать себя они умеют. Делают ли покупки в супермаркете или демонстрируют модели одежды, работают в конторе или регулируют уличное движение, обслуживают клиентов в ресторане или идут на прием к врачу, итальянцы всегда с блеском играют свою роль. Вот почему так важно быть в курсе последней моды, ведь мода сделает твое исполнение более убедительным. У многих итальянцев чердаки забиты одеждой и аксессуарами, на которые истрачена уйма денег, но теперь все это заброшено, поскольку либо вышло из моды, либо владелец увлекся другим видом деятельности. Спортом тоже зачастую занимаются напоказ. Когда вошли в моду облегающие лыжные костюмы из лайкры, начался настоящий бум беговых лыж. Теплолюбивые итальянцы одержимо катались, невзирая на холод и физические перегрузки (кто знает, может, оно и полезно для здоровья?), чтобы потом эффектно появиться в баре. Итальянцы всегда замечают, как одеты другие, особенно иностранцы (разумеется, все они одеты плохо). Во время Второй мировой войны бежавшим из лагерей английским военнопленным пробираться через Италию было труднее, нежели через любую другую из европейских стран. Костюмы, перешитые из военных мундиров, простынь и одеял, могли ввести в заблуждение немцев, но никак не итальянцев.

Источник итальянского оптимизма Allegria – это воплощение итальянского всеобщего подъема и радости жизни. Это явление связано с итальянской натурой, вобравшей в себя солнце, общительность, веселье. Вот почему итальянцы так часто смеются в компании. Allegria – штука заразная, и не участвовать в ней считается дурным тоном. Все собравшиеся на семейный пикник в горах демонстрируют allegria, покатываясь со смеху, когда дядюшка Джанни изображает, как тетушка Рита случайно села на кактус, хотя эту историю они уже слышали миллион раз. Итальянцы понимают, что за границей жизнь налажена лучше, зато иностранцы многим обделены, ведь у них нет такого солнца, таких красот, и одеваются они кое-как, и едят и пьют черт-те что, чем и объясняется многовековая и, пожалуй, чрезмерная тяга иностранцев к bel paese – этой чудесной стране. Итальянцы по природе очень любознательны и проявляют огромный интерес к чужим обычаям. Они любят читать и слушать рассказы о жизни других народов и часто ездят в отпуск за границу, дабы лишний раз удостовериться в том, что им уже известно: их собственная страна – лучшая в мире, поскольку в ней есть все необходимое для жизни: солнце, вино, еда и футбол. Они сознают, что жить в Италии – привилегия, и никоим образом не желают признать Италию европейской Золушкой. В глубине души итальянцы свято убеждены в том, что, хотя есть более преуспевающие страны, чем Италия, по существу все люди на свете такие же ленивые, беспечные и порочные, как они, только у других хватает ума это скрывать.

Простое решение для серьезных проблем

Итальянцы часто упрощают свои внутренние разногласия путем прямолинейного разделения Севера и Юга. Северянин взирает на южанина как на неотесанного мужлана, полуараба, который мирится с мафией и живет на деньги, выделенные трудолюбивым Севером. Южанин взирает на северянина как на немытого мужлана, которому по чистой случайности довелось родиться в богатейшей части страны и который бездумно тратит деньги, в поте лица заработанные южанами, что трудятся на его фабриках и землях. Хотя оба портрета несколько утрированы, они отражают мнение многих итальянцев; не случайно Северная Лига (политическая партия, выступающая за федерализм, недалеко ушедший от сепаратизма) оказывает серьезное влияние на итальянскую политику. Различий между Севером и Югом в питании, привычках и языке достаточно, чтобы эти страсти постоянно разжигались. Основу южной кухни составляют макароны и оливковое масло, северной – кукуруза, рис и сливочное масло. А языковое несходство столь велико, что фильм L'amore molesto («Любовь утомляет»), сделанный на Юге Италии, пришлось дублировать для северного кинорынка. Все, что плохо в Италии и в итальянском характере, северяне сваливают на южан. Скажем, коррупцию, которая пронизывает итальянскую политику и правительственные структуры, они считают «типично южной заразой», старательно игнорируя тот факт, что центром недавнего скандала по поводу коррупции и взяточничества стал северо-итальянский город Милан. Экстремисты из Северной Лиги и южане, разъезжающие на машинах с флагом Конфедерации, лишь усугубляют разногласия, благополучно забывая о том, что если бы все южане вернулись по домам, южная Италия осталась бы без экономической поддержки, а северная лишилась бы всех парикмахеров.

Искусство устраиваться

В искусстве устраиваться (arrangiarsi) итальянцам нет равных. И дома, и на чужбине, где они живут общинами, итальянцы всегда умеют извлечь наибольшую выгоду из ситуации. Это благодаря тому, что в прошлом, да и в настоящем итальянцы даже в собственной стране всегда вынуждены приспосабливаться к неудобствам. К примеру, движение на улице перекрыли два водителя, которые не видались со вчерашнего дня и остановились поболтать. А те, кто застряли в пробке, пользуются случаем посигналить, полить нарушителей отборной бранью, почитать газету, позвонить кому-нибудь и при этом полюбоваться собой в зеркале заднего обзора. Когда в 70-е годы из-за некомпетентности правительства и коррупции чиновного аппарата Италия осталась без разменной монеты, итальянцы пожали плечами и стали использовать конфеты вместо мелочи. Итальянцы – народ щедрый, но к их щедрости надо относиться с опаской, поскольку ни один подарок не делается в Италии без умысла. Жизнь и власть итальянцев базируется на системе подарков и услуг. Если вы приняли подарок, значит, должны отплатить дарителю услугой, – тем самым заключается сделка длиной в целую жизнь. Поэтому, если один итальянец подбросил другого на вокзал или устроил к хорошему окулисту, рано или поздно он потребует вознаграждения.

Обезоруживающее дружелюбие

Итальянцы – очень воспитанные люди с хорошими манерами. Большое значение они придают приветствиям, которые всегда сопровождаются рукопожатиями и поцелуями. Таким образом они выражают бурную радость при встрече знакомых, даже если расстались с ними совсем недавно. Итальянец непременно расцелует вас в обе щеки, причем у мужчин это тоже принято. А рукопожатие несет в себе определенный символ: оно показывает, что руки, тянущиеся друг к другу, безоружны. Итальянцы очень приветливы, они часто называют друг друга caro, cara («дорогой, дорогая») и bello, bella («милый, милая») даже при шапочном знакомстве. Но прежде чем переступить порог, непременно спросят: «Permesso?» («Можно войти?»). Grazie (спасибо) и prego (пожалуйста) слышишь в Италии на каждом шагу, однако ничуть не зазорно, войдя в бар, громким голосом приказать: «Кофе!» Коль скоро ты платишь за услуги, чрезмерная вежливость считается неуместной и даже обидной. Итальянцы, в отличие от англичан, не слишком часто говорят «извините»: если они не чувствуют за собой вины, то и говорить нечего; покаяние лучше оставить для исповеди.

Семья и дружба по-итальянски

Семья – по всем показателям главная социальная, экономическая, организационная и политическая ячейка в Италии. Слово «семья» понимают как в узком, так и в широком смысле. В узком смысле семья состоит из: отца, главы семьи, который твердо уверен, что на нем лежит основная тяжесть содержания дома и ответственность за принятие всех решений; матери, которая в действительности несет все бремя ответственности и принимает основные решения; сыновей, как правило, избалованных и совершенно не приспособленных к жизни; и дочерей, которых, наоборот, не баловали, поэтому они дадут сто очков вперед своим братьям, с детства получавшим лучшие кусочки. Семья в широком смысле – это распространенная единица общества, включающая всю родню. На крещеньях, свадьбах и похоронах собирается весь род – обычно он довольно многочислен. Семейный долг итальянец считает непреложным и для его исполнения ничего не жалеет. К тому же именно родне люди прежде всего демонстрируют свой престиж и благосостояние. Итальянец лучше скажется больным, чем пойдет на свадьбу троюродной сестры в старом костюме и без надлежащего подарка. Итальянская семья – это разветвленный организм покровительства и власти, основанный на сложной системе обмена подарками и услугами. Пойти против воли семьи очень трудно, практически невозможно для большинства итальянцев. Маменькины сынки редко покидают родительское гнездо, а если и покидают, то перебираются в дом через дорогу или по соседству. Дружеские узы несколько меркнут перед семейными, однако в итальянском обществе дружба тоже играет немалую роль. У итальянцев сильно развито стадное чувство, им нравится принадлежать к различным кликам и группировкам. Идея принадлежности к той или иной группе представляется им крайне важной. «Истинная» дружба обычно завязывается еще в детстве – с одноклассниками или соседями – и сохраняется на всю жизнь. Круг старых друзей, как правило, довольно замкнут, и попасть в него нелегко. Затем «настоящие» друзья появляются в университете, на работе, в спортивной команде и так далее, но это более редкое явление. Эти друзья уже не столько «настоящие», сколько «нужные». Взрослый итальянец заводит целую сеть «нужных» друзей: дантиста, что удалит вам зуб за полцены, ловкого адвоката, что бесплатно проведет дело в суде, или булочницы, что всегда оставит для вас батон вашего любимого хлеба. Иностранцы нередко обвиняют итальянцев в показном дружелюбии, но они заблуждаются. К чужакам итальянцы настроены дружески и ничего, кроме дружелюбия, взамен не требуют; к своим они так относятся крайне редко. Дружба с иностранцами не имеет последствий: ведь иностранец не попросит их пристроить на работу Кончетту, троюродную сестру Сальваторе, когда она будущей весной приедет в Италию.

Рейтинг

Наши партнеры