Последние новости

Новая география аутсорсинга

23.09.2012
Новая география аутсорсинга
Перенос производства в страны третьего мира помогает существенно сэкономить на издержках. Брендодержатели оценили это преимущество еще несколько десятков лет назад. Сейчас по аутсорсингу выпускается 85% одежды в мировом масштабе. И сейчас, заказывая одежду одной и той же марки, вы заказываете товар, который производится в Индонезии, Бангладеш, Турции. И, конечно, в Китае. Однако кризис меняет традиционные направления аутсорсинга, страны для размещения, условия работы с фабриками

FR#9, сентябрь 2009

По данным Russia Marketing DTP, крупнейшим мировым производителем одежды является Китай, за ним следуют Турция и Вьетнам. Далее в шкале приоритетов предусмотрительных брендов, переносящих производство за рубеж, идут Индия, Пакистан, Бангладеш, Узбекистан и Египет.

Для понимания ситуации приведем несколько цифр, иллюстрирующих сокращение производства. В Польше производство сократилось на 6 млн единиц, из них на поставки в Россию составляли 4,8 млн. В Прибалтике сокращение производства составило 2,5 млн единиц (российская доля – 2 млн). В Беларуси производство упало на 9 млн единиц, из них 7,6 млн приходилось на Россию.

Преимущества аутсорсинга

Первое преимущество аутсорсинга – более дешевая рабочая сила. Хотя и в Китае сейчас возникла проблема, актуальная для развитых стран: молодежь не хочет идти работать на фабрики. С другой стороны, «поколение пепси» тоже не поедет в Китай, чтобы размещать там заказы. А если поедет, то не сможет объяснить китайцам, что и как им нужно.

Кроме этого несомненного преимущества Китай располагает развитой инфраструктурой легкой промышленности, широчайшим ассортиментом одежды, наличием собственной сырьевой базы, как правило, отсутствием местных производств с собственными коллекциями. Но неверно думать, что в Китае сошьют все, что угодно. Некоторые российские предприниматели до сих пор приезжают туда, рассчитывая заказать сотню моделей по бешено дешевым ценам. Этого не будет. Для размещения в Китае важно количество моделей на артикул, цвет и ткань. В случае с небольшими партиями либо цена за пошив будет очень высокой, либо многие фабрики просто не возьмутся за заказ. Опять же многое зависит от местонахождения фабрики: в радиусе 50 км от Шанхая вы получите одно качество, в радиусе 400 км – совсем другое.

Турция привлекает новых заказчиков своей географической близостью к Европе и высокой оперативностью производства: сроки доставки товара до России, например, составляют от 7 до 10 дней автотранспортом, в то время как продукция из Китая добирается до заказчика за 45-60 дней морем.

Узбекистан соблазнителен для россиян отсутствием импортных пошлин при ввозе в Россию и оперативностью производства и доставки.

Помимо прочих удовольствий аутсорсинг открывает перед брендом широкие возможности по расширению ассортимента при минимальных затратах, сокращение выпуска на артикул в основном заказе, быстрый дозаказ наиболее успешных моделей коллекции после начала сезона продаж и использование последних достижений и технологий в области производства одежды. Особенно полезным может быть аутсорсинг для фирм-производителей узкого ассортимента, так как может помочь им быстро его расширить и увеличить продажи в целом.

Некоторые закономерности выбора страны

При своих широчайших ассортиментах и колоссальной многостаночности Китай и Турция все равно не могут удовлетворить всех желающих сэкономить на производстве. У каждого «монстра аутсорсинга» третьего мира есть свои завидные преимущества. Вьетнам специализируется на швейных изделиях и кроеном трикотаже. При отсутствии собственных сырьевых баз Вьетнам успешно закупает все необходимое у Китая, Гонконга и порой у Турции. Зато Узбекистан обладает хорошей сырьевой базой хлопка и может похвастаться конкурентоспособным кроеным трикотажем. Хотя квалификация узбекских швейников оставляет желать лучшего.

В Индии и Пакистане помимо швейных изделий и трикотажа активно заказывают джинсы. В Бангладеш кроят и вяжут трикотаж, отшивают джинсы и другие изделия, благо собственная база там внушительная – производятся трикотажные полотна, натуральные и синтетические пряжи. В Египте делают качественные трикотажные полотна, а ткани завозят из Китая и Кореи. Поэтому туда лучше обращаться за кроеным трикотажем и швейными изделиями.

Но при решении переносить производство в вышеперечисленные страны нужно быть готовым к трудностям человеческого фактора: в Китае, к примеру, следует тщательно контролировать качество производимой продукции, выбирать крупные фабрики. В Турции предпочтение также следует отдавать более крупным производителям. Отсутствие визового режима облегчает процедуры организации деловых поездок для россиян. Хотя, когда речь заходит об изделиях с идеальной посадкой, Турцию можно исключить, здесь таких изделий не сшить. Как говорит Наталья Самылина, генеральный директор компании Unistyle, все, что требует сложного кроя, должно делаться здесь, в России.

Для Индии, Пакистана и Вьетнама характерна некоторая медлительность, могут возникать проблемы с сообщением. Кроме того, индийцы с трудом вписывают в свои стандарты европейское представление о качестве продукта, во Вьетнаме вам придется столкнуться с большой текучкой кадров, а в Тайване – с частыми забастовками. По предостережениям Russia Marketing DTP, менталитет пакистанцев вообще очень сложен для понимания и взаимной работы, к этому нужно быть готовым. В Узбекистане ограничено число производств, к тому же большинство фабрик принадлежит турецким инвесторам. Бангладеш известна частыми задержками с отгрузкой отшитой продукции, а Египет – нежеланием решать возникающие проблемы. Тем не менее экономия на издержках настолько высока, что все эти сложности можно причислить к «малой крови».

Россия на карте аутсорсинга

России как стране с низкооплачиваемой рабочей силой кризис может сыграть на руку. Стабильности в мировой экономике нет, как и в самих странах традиционного контрактного производства. В Юго-Восточной Азии в целом высоки курсовые и логистические риски. В России же, по сравнению с мэтрами аутсорсинга, экономические условия более стабильные, а транспортный путь в Европу был и остается короче (а по самой России – еще ближе). К сожалению, отшивать коллекции в России пока не вошло в традиции среди европейских производителей, однако это вполне возможно.

Анна Лебсак-Клейманс, генеральный директор компании Fashion Consulting Group, считает, что «сейчас рано говорить о перспективах аутсорсинга в России для европейских производителей, которые вывозят свою продукцию из России для продажи в Европе. Российское производство может быть интересно преимущественно для тех европейских производителей, которые создают продукт для продаж на территории России. Размещение заказов на производство в России может быть хорошей альтернативой турецкому производству для российских компаний, которым важны скорость исполнения заказа и малые серии. О существовании качественного производства по конкурентоспособным ценам в среднем ценовом сегменте можно говорить только по отдельным видам ассортимента, например, верхняя одежда, мужские костюмы, корсетное белье, – по тем видам ассортимента, где важна хорошая посадка. Вряд ли Россия когда-либо сможет конкурировать с Китаем и Турцией по ценам на дешевую одежду, а также, например, в производстве базового трикотажа».

По словам Александра Малюгина, генерального директора компании «Мануфактура Малюгина», специализирующейся на производстве белья и купальников, европейцам «осталась самая малость – найти в России тех, кто хочет и способен решать задачи их компаний». По мнению Малюгина, европейцам не стоит рассчитывать на «туземность» российского производства и следует предлагать справедливые условия. До кризиса на его фабрике в подмосковном Дмитрове трудились 18 швей. Теперь их осталось 11. Трое ушли в декретный отпуск, остальные уволились сами. Осенью из-за кризиса продажи спортивной одежды, которую шьет фабрика, упали почти в два раза. Магазины с трудом реализовывали товар и не спешили отдавать деньги. Тем не менее в октябре на фабрике подняли зарплату сотрудникам на 10-15%. «Мы понимали, что во время кризиса это будет сделать сложнее», – говорит Александр Малюгин. Сейчас швея на предприятии, если выполняет норму, получает 22 тыс. руб. в месяц. А дизайнеры – 25 тыс. руб.

В этом году предприятие не приняло на работу ни одного человека: падают продажи. Александр Малюгин объясняет это иначе: качеством кандидатов. «Если бы были с нормальными руками – взяли бы сразу, – уверяет он, – хотя в целом общий уровень инженерного развития и креативности в России все еще остается высоким в сравнении с Турцией и Китаем. Конечно, многое уже утрачено, но способность решать сложные производственные задачи осталась».

Экономические параметры также сыграли свою роль – снизившийся курс рубля сделал более выгодным производство в России. Кроме того, европейским компаниям, как правило, в России же и нужно продавать свою продукцию. Поэтому при производстве в России логистические затраты будут объективно меньше, да и сами поставки будут более быстрыми. А если учесть еще и то, что таможенные пошлины на ввоз готовой продукции остаются высокими, то преимущества размещения заказа внутри страны станут особенно очевидными».

Однако не все игроки отечественного рынка, вынужденные сегодня отшивать часть коллекций в странах третьего мира, верят в скорое воскресение российского текстильпрома: «На сегодняшний день производственные возможности в нашей стране требуют колоссального вложения средств, чтобы конкурировать, например, с китайским оборудованием, – считает Карина Кулишова, руководитель отдела дизайна торгового дома «Гулливер и Ко», выпускающего детскую одежду и игрушки. – Сейчас российское швейное производство находится в тяжелом состоянии. Был период, когда швейные фабрики начали закрываться и сдавать свои помещения в аренду. Сейчас, по сути, остались какие-то экспериментальные цеха. К тому же у нас в стране швейному делу почти не учат да и охотников не много: сложно найти работу. Сейчас швейное производство в упадке, не думаю, что есть способы быстро его возродить. Швейных предприятий с большой буквы мало».

Компании-аутсорсеры пока не торопятся менять страну производства. Они закрывают фабрики в Китае и выжидают. Так, российский предприниматель Петр Финов, которому принадлежит 17 магазинов молодежной одежды Depo Jeans в России, приостановил деятельность своей швейной фабрики в Гуанчжоу еще в конце января (мощность производства составляла 25 000 изделий в месяц). Теоретически производство просто заморожено и при благоприятной конъюнктуре может быть восстановлено. Другой вопрос, что ни владелец, ни работники не знают, когда это произойдет.

По мнению экспертов Центрального научно-исследовательского института швейной промышленности, для развития легкой промышленности в России и Москве имеются конкурентные преимущества. Во-первых, они даны природой – самый большой рынок одежды, культурой – богатейшие традиции искусства и народных промыслов, и социально-экономическим развитием. Очевидны экономические выгоды инвестиций в товары народного потребления. Даже в условиях практического отсутствия оптовой торговли оборот средств происходит 2-4 раза в год, то есть каждый вложенный рубль обеспечивает прирост объема производства на 3,5-7 руб. в год.

Зато для Белоруссии практика аутсорсинга не нова. Оперативные сроки поставки, близость к России, патронат государства над легкой промышленностью, гибкое производство и связи с Европой сделали реальным отшив продукции для таких известных брендов, как H&M,Zara, Promod и многих других. Хотя и здесь не обходится без сложностей. Основных проблем три: отсутствие трудовых ресурсов, подготовленного инженерного состава, система образования не готовит специалистов. С другой стороны, как говорит Юрий Сипаров, генеральный директор белорусской компании «Имельда», для фабрики, на которой размещается производство, и для аутсорсера важно найти понимание в трех моментах. В месте размещения заказа должны быть собственный отдел разработки, свой экспериментальный цех и тесная связь отдела разработки с производством. Кстати, к кризису в «Имельде» начали готовиться в мае 2008 года, когда не получили ожидаемый заказ по подсортировке товара от одного из самых крупных европейских заказчиков. В качестве еще одного своего преимущества белорусы называют не только свободный таможенный режим, но и разрозненность производственных площадок. Последнее позволяет обеспечить конфиденциальность, нужную некоторым клиентам.

Для того чтобы звезды для отечественного швейного производства и, как следствие, возможности привлечения зарубежных производителей на аутсорсинг сложились благоприятно, необходимо всего несколько энтузиастов, которые не пожалели бы на это времени и средств.

Евгения Бубнова

Рейтинг

Материалы по теме:

Франчайзинг во время кризиса

Франчайзинг во время кризиса

17 Апреля, 2015
Не секрет, что франчайзинг состоит из двух основных участников: франчайзера и франчайзи. Цели и задачи у этих игроков рынка в период кризиса абсолютно одинаковые - удержаться на плаву, а вот пути…
Как кризис меняет кадры

Как кризис меняет кадры

16 Апреля, 2015
В рам­ках де­ло­вой прог­рам­мы Не­де­ли Мо­ды в Гос­ти­ном дво­ре сос­то­ял­ся се­ми­нар Лю­бо­ви Дол­ма­то­вой, пред­ста­ви­те­ля пор­та­ла Fashionunited о том, как кри­зис от­ра­зил­ся на рын­ке…
Способы удержания профессионалов в компании

Способы удержания профессионалов в компании

23 Сентября, 2012
Кризис может поставить под угрозу существование компании. Правильная организация работы персонала позволит не только удержаться на плаву, но и подготовиться к будущему триумфу FR#6, январь…
Рынок после кризиса

Рынок после кризиса

23 Сентября, 2012
До конца кризиса осталось немного. Российский рынок одежды постепенно выходит на новый этап развития. Какие вызовы он бросает игрокам рассказала Анна Болдырева, аналитик компании Fashion…
Fashion Retail Russia: будущее за сотрудничеством

Fashion Retail Russia: будущее за сотрудничеством

23 Сентября, 2012
Радикально меняющаяся под воздействием глобального финансового кризиса  внешняя среда ставит перед участниками рынка новые задачи и заставляет быстрее реагировать на новые условия. Одна из…

Наши партнеры